Премьер-министр провел экстренное совещание по ситуации на Кумторе

Сербия не хочет строить АЭС с помощью Рф, заявил глава МИД

В Гааге началось новое заседание по делу Ратко Младича

Сирия: пошел предстартовый отсчет по принятию решения

Полтора года назад один мой сотрудник сделал два прогноза о развитии событий в Сирии, которые были отражением общепринятой точки зрения, существовавшей во почти всех западных столицах. 1-ый прогноз состоял в том, что восстание против Асада достигло собственной критической массы, и что из-за продолжающегося дезертирства из сирийской армии и из-за сотворения освобожденных зон в Сирии дни режима сочтены. 2-ой заключался в том, что российские не будут долго придерживаться собственной позиции, противясь отстранению Башара Асада от власти, и что Москва, не хотя подвергать угрозы свою «перезагрузку» с Вашингтоном и тесноватые экономические связи с основными государствами Западной Европы, постарается отыскать решение, позволяющее ей спасти свою репутацию.

Ни один из этих прогнозов не реализовался. Правительство Асада не упало, а его союзники в регионе сплотились и оказывают помощь режиму в целях его сохранения. Согласно имеющейся инфы, сейчас асадовские войска укреплены за счет боевиков «Хезболлы» и стражей исламской революции. Оппозиция по-прежнему не в состоянии сделать единый и действенный фронт борьбы. А Наша родина от наложения вето в Совете Сохранности ООН перебежала к вооружению и оснащению сирийских военных. Ежели будут поставлены и развернуты зенитно-ракетные комплексы С-300, у Дамаска покажутся доп способности доставить проблемы Соединенным Штатам и их европейским союзникам в случае принятия ими решения ввести над государством бесполетную зону, как это было в Ливии (хотя остаются вопросцы относительно того, как скоро эти комплексы встанут на дежурство).

Что касается Ливии, а сейчас и Сирии, то российские отдавали и отдают предпочтение договоренности, механизму разделения власти меж повстанцами и режимом, который исключил бы насильственное свержение работающих правителей (в Ливии этого не вышло из-за начала операции «Одиссея. Рассвет»). Но с учетом результатов недавней встречи сирийской оппозиции в Стамбуле предстоящие итоги так именуемой «2-ой женевской конференции» по поиску дипломатического решения с целью окончания гражданской войны не внушают особенного оптимизма.

Но российские в собственной игре рассчитывают на то, что ежели Москва подымет ставки для Запада в Сирии, то это, вместе с крайними переменами обстановки на фронтах, в состоянии сделать оппозицию наиболее сговорчивой и подтолкнет ее к переговорам. Опыт Рф в Чечне, где бывшие боевики в итоге стали главными участниками русской структуры власти на Кавказе, свидетельствует о том, что некие группировки оппозиции можно будет в некий момент кооптировать в новое правительство государственного единства. Либо по последней мере, они согласятся на то, что режим Асада сохранит контроль над Дамаском взамен на фактическую автономию контролируемых ими районов страны.

На данный момент Вашингтон сталкивается с очень противным выбором. Без прямого содействия Запада, начиная с поставок орудия и кончая применением авиации, восстание зайдет в тупик, а его заслуги могут быть утрачены. Комплексы С-300 могут почти все поменять, включая расчеты, касающиеся риска внедрения ВВС в сирийском воздушном пространстве. В отличие от прошлых русских и русских систем вооружений, которые были уничтожены израильтянами в 1982 году в процессе войны в Ливане, и которые не смогли помешать нанесению израильских ударов по Ливану и Сирии (включая операцию по уничтожению предполагаемого ядерного объекта в 2007 году и налета в этом году с целью поражения созданной для «Хезболлы» партии орудия), С-300 числятся наиболее боеспособными и действенными. (Хотя следует отметить, что настоящие способности С-300 по борьбе с тем, что могут выставить на поле боя израильские и южноамериканские ВВС, остаются неизвестными.)

Москва издавна уже настаивает на том, что «международное общество» обязано приложить посреднические усилия в целях прекращения огня и заслуги договоренности меж Асадом и оппозицией, не позволяя Западу повторять операцию 2011 года в Ливии, когда он с помощью собственной воздушной мощи склонил чашу весов на поле боя в пользу повстанцев. Комплексы С-300, также остальные заказанные Сирией системы Наша родина разглядывает в качестве того «забора», который отобьет у Запада охоту разглядывать вариант прямого военного вмешательства. Они не только лишь призваны защитить русские интересы в Сирии, да и, как я уже не один раз говорил ранее, являются принципиальным сигналом, поданным остальным русским партнерам, а именно, в Центральной Азии. Сигнал этот заключается в том, что Наша родина будет защищать вестфальские принципы муниципального суверенитета в интересах собственных друзей, выступая против предписаний Запада по поводу гуманитарных интервенций.

Но тут есть и определенные опасности. Хотя российские симпатизировали сербам во время войн в Югославии, Москва не стала поставлять им военную технику. А когда войска НАТО начали наносить удары по сербам, в особенности во время косовской кампании в 1999 году, Наша родина не бросилась срочно поставлять Белграду орудие для отражения нападений западной авиации и пришествия сухопутных войск. (А те дипломатические усилия, которые приложили российские, чтоб уверить Слободана Милошевича согласиться на предложенные ему условия, могли стать в ближайшее время источником оптимизма и надежды на то, что Наша родина каким-то образом уверит Асада отрешиться от власти.) Но ежели С-300 будут поставлены на боевое дежурство, а Соединенные Штаты не приложат усилий по созданию бесполетной зоны, то получится так, что в первый раз опосля окончания прохладной войны Москва поставляет орудие, которое быть может использовано против американских войск. Таковой вариант развития событий делает особенные препядствия для российско-американских отношений. Дело в том, что имеющийся у Сирии арсенал орудия, поставленного из Рф, делает трудности, но не является непреодолимой преградой для вероятной американской операции. Но ежели российские будут модернизировать силы противоздушной обороны Дамаска и поставлять для их орудие с тривиальной целью предотвращения американской интервенции, то это наверное чрезвычайно плохо отразится на остальных областях российско-американских отношений.

Но Вашингтон не может больше исходить из того, что Наша родина автоматом уступит. Не воспользовавшись своим правом вето для предотвращения операции в Ливии и отказавшись поставлять комплексы С-300 в Иран, российские сейчас наверное захотеть поглядеть на то, какие уступки можно выбить из США, ежели они откажутся поставлять С-300 в Сирию.

К счастью, еще пока есть место для маневра. При внимательном прочтении заявлений Асада по поводу С-300 становится понятно, что эти комплексы еще пока не поставлены в Сирию. А поставить их одномоментно нереально. Необходимо время, чтоб доставить, развернуть и настроить все их составляющие, также научить личный состав их действенному применению. Ввести С-300 в строй получится не ранее ноября (ежели исходить из того, что доставка их компонентов уже началась), а на их полное освоение может уйти до года.

Сенатор Джон Маккейн желает, чтоб Соединенные Штаты немедля поддержали сирийскую оппозицию. Госсекретарь Джон Керри желает отдать шанс дипломатическому процессу. Но у Вашингтона больше нет неограниченного запаса времени для раздумий о плане собственных действий. Москва сделала свое заявление, и отсчет времени пошел.

Николас Гвоздев - старший редактор издания National Interest, доктор военно-морского института США (U.S. Naval War College), специализирующийся на вопросцах государственной сохранности. Мысли и взоры, изложенные в статье, принадлежат создателю и могут не отражать официальную точку зрения.





Copyright © 2013 Pristoyno.ru Любопытные случаи по всему миру. All Rights Reserved.