Эстония выступает за продление деяния санкций ЕС против Сирии

Движение "Талибан" откроет бюро в Катаре для переговоров с Кабулом

К 2015 году Китай планирует выполнить пуск ракет-носителей новейшего поколения "Чанчжэн-5" завышенной грузоподъемности

Приняв Хорватию, Евросоюз завершил цикл расширения по наименьшей мере до конца десятилетия

Евросоюз с приемом Хорватии в общество завершил целый цикл собственной истории. По мнению оптимистически настроенных европейских аналитиков, последующую страну в единую Европу «возьмут» не ранее 2020 года. По мнению пессимистов, о расширении речь вообщем наиболее не идет, и 1-ые страны начнут покидать общество все к тому же 2020 году.

Хорватия подала заявку на вступление в ЕС в 2003 году, успев сделать это до начала не только лишь мирового денежного кризиса /2008 год/ и евро кризиса суверенной задолженности /2010 год/, да и до институционального кризиса ЕС /2005 год/, начало которого ознаменовал провал европейской конституции на референдумах во Франции и Нидерландах.

Конкретно тогда, в конце 2005 года, в качестве 1-го из разъяснений этого провала в кулуарах брюссельских штаб-квартир институтов Евросоюза в первый раз прозвучал термин «вялость от расширения». Тогда он относился к самому большому расширению ЕС - 2004 года, когда в общество вступили разом 10 государств Восточной Европы, после этого Евросоюз фактически на сто процентов утратил управляемость. Потом этот термин стал звучать все почаще, и крайнее расширение общества - в 2007 году, когда в ЕС вступили Румыния и Болгария, только обострило эту делему, добавив в повестку дня Евросоюза задачи с массовой незаконной иммиграцией и следующими депортациями цыган, серию коррупционных скандалов в высших эшелонах власти и случаи неадекватного использования средств из европейских фондов.

Последующие в перечне

Вообщем, были еще две страны, с которыми переговоры о подготовке к вступлению начались в этот же период - Македония /2004 год/ и Турция /2005 год/. Как досадно бы это не звучало, кроме заморочек самого переговорного процесса, прием этих государств в ЕС крепко блокирован их сложными отношениями со странами-членами общества. Турция не признает входящую в ЕС Республику Кипр, а Македония ведет двадцатилетний спор о собственном заглавии с Грецией, который уже стоил Скопье блокирования ее приема в НАТО в 2008 году.

Последующими в перечне стоят Черногория, которая начала переговоры в 2012 году, и Сербия, которой европейцы обещали начать переговорный процесс до конца этого года, ежели естественно она будет продолжать мириться с Косово. О перспективах завершения этих переговоров в Брюсселе сейчас никто говорить даже не пробует. Возможными кандидатами остаются Босния и Герцеговина, Албания и Косово. На этом перечень государств, которые могут быть приняты в ЕС, хотя бы в теории, завершен.

Таковым образом, Хорватия стала крайней государством, старт переговорам с которой был дан с еще относительно благодушных докризисных позиций не был отягчен нерешаемыми противоречиями. Хорватия успела «перескочить» - с каждым последующим кандидатом работы будет больше, а внутреннее сопротивление государств общества будет становится все серьезнее.

«Процесс европейской интеграции похож на крокодила»

По меткому выражению постпреда Рф при ЕС Владимира Чижова, «процесс европейской интеграции похож на крокодила - не из-за зубов, просто, как и крокодил, он не может двигаться назад».

Но он может до бесконечности замедлять движение вперед. Конкретно этого ждут сейчас европейские аналитики. Вообщем, таков цикл жизни всех великих империй в мировой истории. Расширение, стабилизация, стагнация и распад. Задачка аналитика - найти в которой точке на данной схеме находится современный Евросоюз.

Что касается европейской бюрократии, то для нее вступление Хорватии - это праздничек реальный, без прикрас. Как заявил 28 июня по итогам саммита ЕС в Брюсселе глава Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу, «это свидетельствует о том, что Евросоюз не утратил привлекательности для европейских народов». Поддерживает европейский дух, так огласить.

Отказ Исландии

Европе такое свидетельство было не излишне. В особенности опосля того, как в мае этого года вышло небывалое событие - от вступления в Евросоюз отказалась чрезвычайно многообещающая страна-кандидат, которой прочили скорое вступление «экстерном», так как она, в отличие от стран Балкан, вначале соответствовала большинству европейских норм и требований. То была Исландия. Рейкьявик начал переговоры о вступлении в ЕС, напуганный размахом денежного кризиса 2008 года, но 5 лет спустя прервал этот процесс, напуганный еще более способами, которыми сейчас Брюссель борется с финансовыми неурядицами. Отказ Исландии от присоединения к обществу стал массивным ударом по европейскому самолюбию - в Брюсселе и европейских столицах о этом событии попытались как можно меньше говорить и побыстрее запамятовать.

Что все-таки до хорватов, то их мечта в конце концов сбылась. Как досадно бы это не звучало, как это часто случается в жизни, сбывшись, мечта утратила изрядную долю изначального шарма. С момента, когда Хорватия выдвинула свою кандидатуру на вступление - 21 февраля 2003 года, прошло наиболее 10 лет. Опосля завершения балканских войн Хорватия рвалась в динамично развивающееся общество более передовых стран мира. Сейчас положение Евро союза смотрится не намного лучше, чем самой Хорватии. Рецессия, 50-процентная безработица посреди молодежи, финансовая неопределенность в дальнейшем. Да, Хорватию по-прежнему ожидает обещанная ей помощь из фондов развития ЕС /выше 750 млн евро лишь в этом году/, но, как указывает опыт Болгарии и Румынии, эти средства предстоит отрабатывать - биться с коррупцией, укреплять экономную дисциплину, проводить структурные реформы. В случае недостающего усердия, Брюссель сейчас может эти выплаты и остановить.

Ну и «полноправное вступление в европейскую семью», о котором речь шла в 2003 году, сейчас смотрится чуть по другому. До принятия Лиссабонского контракта ЕС в 2009 году все решения в рамках общества принимались лишь единодушно всеми странами-членами. Компромисс находили до того времени, пока он не устраивал все без исключения страны ЕС. Как досадно бы это не звучало, опосля вступления в ЕС в 2004 году сходу 10 государств Восточной Европы этот способ закончил работать. 15 стран могли договориться меж собой, 25 - уже нет. Как следствие, приняв Лиссабонский контракт, Евросоюз отказался от принципа компромисса - сейчас главные решения, сначала, в области экономики принимаются в Совете ЕС методом голосования - квалифицированным большинством голосов. Права вето больше нету.

«Европейский семестр»

С 2011 года в лексиконе Евросоюза возник новейший термин - «европейский семестр», сущность которого заключается в том, что сейчас Еврокомиссия два раза в год дает оценку государственным экономным политикам стран-членов Евросоюза и под опасностью санкций просит от их выполнения макроэкономических требований Брюсселя, направленных на соблюдение экономной дисциплины во избежание новейших кризисов. Практически принятие бюджета не стало быть суверенной прерогативой страны и перебежало под наднациональный контроль.

Противный осадок оставил и отказ сегодняшнего де-факто фаворита ЕС - канцлера ФРГ Ангелы Меркель приехать в Загреб на связанные со вступлением торжества, как она сама объяснила на пресс-конференции в Брюсселе, «из-за загруженного графика работы» в воскресенье, 30 июня.

Сейчас Загребу предстоит адаптация к европейскому одному рынку в критериях продолжающегося кризиса, рецессии и социальной напряженности, что остается сложной задачей.

Введение, по просьбе Еврокомиссии, виз для россиян, не будет содействовать упрощению этого процесса - не меньше 15 проц ВВП Хорватии составляют доходы от туризма, а как потрепанные кризисом европейцы сумеют заменить данной стране потерянных русских туристов - покажет лишь время.





Copyright © 2013 Pristoyno.ru Любопытные случаи по всему миру. All Rights Reserved.