Англия готова передать афганским властям узников "Кэмп Бастион"

СМИ: Правительство Израиля не давало разрешений на стройку в поселениях на Западном берегу реки Иордан за крайние 100 дней

Азаров: Украине за вступление в ТС давали резко понизить цены на газ и отменить пошлину на нефть

Реформы по-ирански: что ожидать от Хасана Роухани

Так, из 686 кандидатов, подавших документы, до выборов были допущены лишь 6 кандидатов - другие не прошли так именуемый «конституционный фильтр» Совета Стражей исламской революции. Посреди не допущенных к выборам кандидатов оказался и ставленник Махмуда Ахмадинежада, глава президентской администрации Эсфандьяр Рахим Машаи.

Это решение Совета Стражей особенных приреканий не вызвало - в народе Машаи воспользовался славой «сероватого кардинала», типо манипулирующего действиями иранского президента, некие сторонники которого, к тому же, были приговорены к тюремным срокам за вызов джиннов. Вправду, по другому как странноватым поведение Ахмадинежада в отношении Машаи именовать нельзя: президент обещал признать выборы недействительными, ежели главу его администрации не допустят до голосования, и чуток ли не за руку привел Машаи на регистрацию, чем спровоцировал новейшие пересуды в иранском обществе. К счастью, свою опасность президент не выполнил, и выборы были признаны состоявшимися. Хотя таковой результат не решались предсказывать даже самые смелые специалисты - Роухани одолел в первом туре, набрав немногим больше 50% голосов.

Победителями в предвыборной гонке числились консервативные кандидаты, близкие к духовному фавориту Ирана аятолле Али Хаменеи: мэр Тегерана Мохаммад-Багер Галибаф и секретарь Высшего совета государственной сохранности Саид Джалили. Крайний с 2007 года вел переговоры по иранской ядерной програмке - до 2005 года эти переговоры вел победивший на выборах Роухани, но был сдвинут Ахмадинежадом за недостаточную твердость - в итоге к концу его второго президентского срока переговоры совсем зашли в тупик. При всем этом в большинстве предвыборных опросов лидировал Галибаф, но Роухани посодействовала композиция, спланированная и исполненная умеренными и реформистскими политическими силами Ирана.

Вначале на президентский пост претендовали целых три кандидата, строивших свою предвыборную кампанию на реформистских лозунгах, выходе из изоляции и нормализации отношений с западными странами. Кроме Хасана Роухани с таковыми призывами выступали прошлый спикер парламента Голям-Али Хаддад-Адель, также прошлый вице-премьер Мохаммад-Реза Ареф. Но за считанные дни до выборов оба кандидата добровольно сошли с дистанции, призвав собственных приверженцев голосовать за Роухани. Его кандидатуру также поддержали два бывших президента Ирана, за которыми закрепилась слава реформаторов: Акбар Хашеми-Рафсанджани и Мохаммад Хатами, имеющий славу иранского Горбачева - в его команде сначала 90-х годов прошедшего века и начинал свою политическую карьеру избранный президент.

Но даже опосля того, как вокруг Роухани консолидировались реформистские силы, ничто не сулило таковой оглушительной победы - большая часть наблюдателей склонялось ко второму туру. Но реформатор одолел уже в первом, при этом, его отрыв от победителя Галибафа составил целых 24 процента. Свою роль сыграл фактор неопределенности - согласно опросам, проведенным накануне выборов, около 30% избирателей не могли с уверенностью огласить о конкретной поддержке 1-го из кандидатов.

Нежданные итоги иранских выборов со всей ясностью проявили, как население утомилось от восьмилетнего правления Ахмадинежада, в итоге которого наикрупнейшая ближневосточная страна, производящая фактически все - от сельскохозяйственной продукции до каров, и от товаров нефтепереработки до орудия, мучается от долголетней галопирующей инфляции (в 2012 году рост цен в Иране составил 36%). Большая часть иранцев связывает такое положение вещей с международными экономическими санкциями, наложенными на Иран за неуступчивость в вопросцах ядерной программы, также с необмысленной кредитной политикой правительства, раз в год выдающего неограниченное количество кредитных риалов под мизерные проценты.

Вообщем, почти все специалисты с осторожностью высказываются о будущих перспективах ядерных переговоров, которые могут открыться опосля того, как Роухани займет собственный пост. Поводы для таковой осторожности, вправду, имеются: по словам избранного президента, Иран не хочет отрешаться от обогащения урана, считая утверждение неотъемлемого права на развитие ядерных технологий одним из ценностей собственной наружной политики. Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху уже призвал мировое общество не расслабляться не питать иллюзий по поводу реформаторского настроя избранного президента, призвав «судить о Иране по его делам». О том, реализуются ли надежды тех, кто ожидает от Роухани реформ, мировое общество выяснит уже в августе этого года, на который назначена инаугурация новейшего президента Ирана.





Copyright © 2013 Pristoyno.ru Любопытные случаи по всему миру. All Rights Reserved.