Берлускони уверен в собственной невиновности

Папа Римский провозгласил комиссию по проверке деятельности ватиканского банка

Атамбаев пристыдил кыргызстанцев за то, что глава страны "выпрашивает кредиты и гранты"

Интересы малыша должны быть важнее политики

В размещенном в прошедший четверг отчете комиссар Совета Европы по правам человека Нильс Муйжниекс вновь уделяет свое внимание на положение деток без гражданства в Эстонии.

По его мнению, Эстония как и остальные Балтийские страны, в данном вопросце очень восприимчива в отношении истории и потому не в сос­тоянии выдвинуть на 1-ый план интересы малышей, лишая их способности с самого рождения становиться всеполноценными членами общества.

Вы посетили в марте Эстонию и на данный момент выпустили собственный отчет, посвященный нашей стране. Как вы в общем и целом оцениваете ситуацию в Эстонии с правами человека?

Эстония - одна из почти всех европейских государств, прошедшая через политику экономии. Мы были чрезвычайно заинтересованы в том, чтоб оценить действие политики экономии на ситуацию с правами человека.

Меня чрезвычайно заинтриговало, что во время дискуссий с людьми они упоминали экономический кризис как событие прошедшего. Они говорили: да, это было, но мы это пережили и это уже не вопросец. И все это чрезвычайно не похоже на то, что я слышал во почти всех остальных европейских странах.

Любопытно проследить за долговременными последствиями кризиса. Их любопытно следить в таковых сферах, как детская бедность, безработица посреди молодежи, различия в положении на рынке труда эстонцев и неэстонцев - это было постоянно, но кризис прирастил этот контраст. Схожее отмечается и в Латвии.

У меня было много увлекательных встреч, но я нашел в данной для нас картине некие противоречия.

Какие же?

К примеру, ваши структуры по защите прав человека. У вас имеется институт канцлера права, который оценивается всеми чрезвычайно высоко. Он чрезвычайно отлично обеспечен ресурсами, там работает около 50 человек и у него обширное функциональное амплуа. Так что рес­пект (уважение. - Ред.) в отношении него у вас высочайший, организация массивная; еще у вас есть уполномоченный по гендерному равноправию и равному обращению, который так слабо финансируется, что это просто ошеломляет: два человека, годовой бюджет 60 000 евро. Контраст меж этими 2-мя институтами для меня разительный.

Было много дискуссий ситуации с детками без гражданства. Данная тема, которую я поднимал годами в Латвии и которую я буду продолжать развивать до того времени, пока данная тема не получит решения в Балтийских странах.

Количество таковых деток в Эстонии не в особенности велико - наименее 1200. Так что, кажется, эту делему можно было бы решить и двигаться далее. Она затрагивает мало людей, но неувязка касается деток. Всякий раз, когда я начинаю говорить на тему малышей без гражданства, люди заводят речь о иммиграции, гражданстве, прошедшем, но я заявляю: побеседуем о детях! Побеседуем о их интересах.

Почему тема деток без гражданства вам так принципиальна? Как я сообразил, политики в Эстонии не хотят поменять надлежащие законы.

Я осведомлен о деликатности этого вопросца в связи с историей Балтийских государств, я участвовал в этих дебатах в Латвии 20 лет. Но ежели говорить о детях, то для меня это значит вести речь о в особенности уязвимой социальной группе, интересы которой нужно постоянно иметь в виду.

А в Латвии и в Эстонии о интересах малышей чрезвычайно нередко запамятывают. Я думаю, что ежели спросить, является ли в интересах деток наличие гражданства с самого его рождения либо нет, то для меня ответ совсем ясен: это в интересах малыша. И для большинства профессионалов ООН по правам человека этот вопросец тоже достаточно ясен - это в интересах малыша.

Следовательно, напрашивается вопросец, что все-таки мешает людям действовать в интересах деток? На это есть остальные, традиционно политические предпосылки. Почему это принципиально? По почти всем причинам. Что значит для малыша отсутствие гражданства? Это означает, что он растет, не являясь полноправным членом общества; это означает, что у его семьи нет доступа к неким социально-экономическим, также политическим правам.

Относительно Латвии есть данные исследования - я полагаю, что это справедливо и для Эстонии - безгражданство стало частью людской идентичности. И это совершенно не та положительная идентичность, которую бы мы желали культивировать в современном демократическом обществе.

Я полагаю, что главный вопросец состоит в том, что отвечает интересам малыша, и действовать следует исходя из этого. Почти все люди молвят, что это - решение родителей, но мой ответ на это таковой: родителям не следует позволять принимать решения, которые не соответствуют интересам малыша. И роль страны состоит в том, чтоб не дозволить данной для нас дилемме появляться вновь.

Эта не та тема, которую я поднимаю лишь в Эстонии и Латвии. Я дискуссировал этот вопросец и в бывшей Югославии, Италии и остальных странах, где много не имеющих гражданства цыган-ромов. У меня подход таковой - хорошо, не будем говорить о людях без гражданства вообщем, но побеседуем о детях, так как тут чрезвычайно ясные стандарты по части прав человек, исходя из нюанса прав малышей. Это, естественно, бывает трудно сделать - отделить этот вопросец от вопросца их родителей, но, мы говорим о детях.

Во время собственного мартовского визита вы были удивлены неприглядной статистикой в Эстонии, касающейся бедности деток.

Непременно, необходимость в статистических данных является абсолютной. Европейский Альянс тут оказывал давление на членов альянса, и ежели на данный момент вы вошли в ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития. - Ред.), то через нее статистика еще доступней.

Но тенденция в общем положительная, хотя абсолютный уровень бедности деток составлял в 2012 году все таки 14 процентов, что является достаточно значимым для страны, экономика которой растет, и которая является членом Евро Союза. Вы хотя и занимаетесь данной неувязкой, все таки почти все еще лишь предстоит сделать.

Ежели побеседовать с профессионалами, то они признаются, что не знают, каковы длительные последствия детской бедности. Но ведь ясно, что последствия эти суровые, ведь бедность сказывается сначала на здоровье малышей, а ежели состояние их здоровья нехорошее уже на данный момент, то через 20-30 лет это повлечет за собой огромные расходы для общества. Ежели из-за бедности доступ к образованию таковых малышей очень ограничен, то потом это также будет иметь большущее влияние на общество в целом.

И хотя мы не знаем, какие последствия будут через 5, 10 либо 20 лет, то ясно, что заниматься этими неуввязками на данный момент будет намного дешевле, чем в предстоящем.

Еще одна тема, затронутая в вашем отчете в связи с детками, это - физическое наказание. Вы рекомендуете установить в Эстонии точные законодательные положения с целью запрета подобного вида наказания. Что вы поточнее под сиим подразумеваете? Сделать телесные наказания преследуемыми в уголовном порядке?

Да. Это означает, что схожее наказание следует запретить как в семье и школе, так и в прочем контексте. Насилие никогда нельзя использовать к ребенку в качестве способа наказания. Такие положения на данный момент действуют во почти всех странах Европы, и это стало эталоном в сфере прав деток.

Имеются данные исследований, подтверждающие, что в Эстонии таковая неувязка существует как посреди эстонцев, так и посреди русскоязычных обитателей. Вы нуждаетесь в повышении сознательности, но для вас нужны и поправки к законам, которые запретили бы это и наказывали бы людей, которые поступают с детками таковым образом.

Майт Отс является вольным журналистом в Брюсселе.





Copyright © 2013 Pristoyno.ru Любопытные случаи по всему миру. All Rights Reserved.